Форум | Конкурс фанфиков по классике

Свободные фантазии нам тему продолжения, либо альтернативные версии жизни героев из классической литературы

Тема: Чацкий Нашего Времени

 
Имя
Сообщение
Комогорцев Михаил
Комогорцев Михаил
Читатель, автор темы
Рег.: 27/09/2023 11:47:30
Тема создана 2023-09-27 12:45:56, обновлена: 194 дн. назад

Чацкий нашего времени
Комедия в стихах
Действующие лица:
Александр Александрович Чацкий – новый ученик в 10-м А.
Наташа – ученица 10-го Б.
Лев Николаевич Говорун – ученик 10-го Б.
Марья Сергевна, Александр Петрович – родители Чацкого.
Оля – подруга Наташи. Учится в 10-м Б.
Пётр Петрович, Зауменко, Ипокрит, Смотрицкий – учителя.
Татьяна Юрьевна Зауч – зам. директора, завуч.
Борис Николаевич – директор школы. В отъезде.
Действие Первое
Выход Первый
Коридор школы. Оля и Наташа.
Оля
Ты новость слышала? В десятом А
Недавно новый мальчик появился.
В Москве он был, и в Питере учился,
В престижных школах местных, да.
Наташа
Меня, как будто, Оля, ты не знаешь.
Уверена, прекрасно ж понимаешь,
Что вещи мне такие не нужны ничуть.
Оля
Но всё ж, он парень из столицы!
Тоскует сердце из провинции девицы.
Я лишь хочу одним глазком взглянуть!
Подумай! Из престижных школ манеры,
Он вывел – будет всем примером,
Должно быть.
Наташа
Ну а что до школ,
Так отчего он к нам-то перешёл?
Не береди мне сердце восхваленьем
Пустым, и тщетным восхищеньем.
По мне – будь он сам Аполлон,
Но вся любовь есть глупый сон.
Оля
Наташ, не строй уж недотрогу
Он так же из Москвы, как ты.
Пускаюсь раз уж я мечты,
И ты не будь хоть раз так строга.
Наташа
Не вижу всё же я, чего же ты пристала,
К мальчишке этому?
Оля
И кстати, я узнала,
Представь себе, из Чацких он четы
Из «Горя от ума», представить можешь ты?
Наташа? Что с тобой? Ты бледна.
Наташа
Со мною всё в порядке, Оль.
Лишь голова немного кружится с обеда.
Да. Я в медпункт пойду, позволь.
Выход второй
Те же и Говорун.
Говорун
(входит)
Давайте, девочки, я угану за раз
О чём сейчас был разговор у вас.
Точней, о ком.
Наташа
(недовольно)
Ну и о ком?
Говорун
О Чацком.
Как будто бы на нём сошёлся клином мир,
По всем углам все шепчутся о новеньком дурацком
В десятом А. Что за глупейший цирк?
Что-то такое он наделал, что ли,
Что все болтают только про него?
Как только появился Чацкий в школе,
Так все девчонки, знаете – того.
Не понимаю их, на что им сдался Саша,
Когда средь вас есть я. Да, Оля? Да, Наташа?
Наташа
Ничуть.
Говорун
Наташа, что с тобой?
Какая грусть скривила ротик твой?
Наташа
Лишь голова болит. Твоё какое дело?
Кто разрешал тебе совать свой нос в мои дела?
Говорун
В медпункт сходи и справку сделай,
Чтоб медик наш домой тебя послал.
Я провожу тебя.
Наташа
Отстань.
Говорун
Твоя потеря.
Чего сидишь на переменах, как тетеря,
Уроки учишь, правила зубришь,
Гулять не ходишь, дома всё торчишь,
Когда вокруг жизнь и любовь кипят?
Наташа
По мне так это просто детский сад,
А не любовь. Ты знаешь, что мне будет,
Коль, не дай Бог, за четверть тройка будет?
Говорун
Эх, ты, с тобой поговоришь!
Как ни подкатишься, ты всё одно твердишь.
Бери в пример свою подружку Олю.
Ну, Оля, погуляем, что ли?
(Уходят.)
Явление Третье
Одна Наташа.
Наташа
Ах, Чацкий! Александр Чацкий!
Услышав только, знала я, что это он,
Тот самый Александр Чацкий,
Что был в Москве в меня влюблён!
Родители его, однако, снялись с места –
Они одни из счастье ловящих людей.
А в детстве звали нас «жених – невеста»,
О, сколько разных мы придумали затей!
Теперь он тоже здесь. Тревога сердце гложет…
Не он ли там идёт? Нет, быть того не может.
Нет, рано думать мне о «быть или не быть»
Важнее географию учить.
(Уходит.)
Явление Четвёртое
Входят Чацкий и Пётр Петрович
Чацкий
Я вижу, вы такой же, как и все здесь,
Как в сотнях тысяч школ до вас.
Пётр Петрович
Какая же, однако, дерзость!
Не вам, ученикам, учить работе нас.
Чацкий
Не нам? Ну, а кому ж? В наш век, коль не учиться
В кювете жизни можно очутиться,
Когда придут проверить вас.
Пётр Петрович
Ах ты ж..! Ты знаешь хоть, как обстоит учёба,
Как много на инструктажи я трачу дней?
Чацкий
Прекрасно знаю я, но не похоже, чтобы
Какую-нибудь пользу вы имели в ней.
Пётр Петрович
Да, пользы никакой – но есть ещё отчётность,
Квалификацию проверят, не меня.
Чацкий
Хоть к бюрократии чутьё ваше почётно,
Но если не горит в глазах огня,
Но если жизнь – как жизнь у механизма,
Служаки, раболепствия полна,
То зря всегда потрачена она,
И вред лишь только всем от этой жизни.
Пётр Петрович
Легко тебе учить, кто старше и мудрее
Ты просвещённей нас считаешь, знать, себя.
Чацкий
Я всё же старше вас, и выше поколеньем,
Я действую, лишь истину любя.
Пётр Петрович
Ишь, ишь, вы нынешние, посмотреть не хочешь?
Мы в время оное бывали-то попроще,
Не разводили никогда мы прений
Об истине и смене поколений.
Не раззевали ртов на идеалы –
Всё это лишь слова, в них пользы мало.
Мы, помнится, лишь чтили все подряд
Чиновничий могучий аппарат.
Здесь истины, стихи и идеалы,
Считали и распределяли,
На вес удельный.
Чацкий
То-то я и вижу,
Привычку, что осталась в вас досель:
«Лишь тот, кто всем отчётам угождает,
Души тот недостаток побеждает» -
А в том и вашей жизни цель.
Пётр Петрович
(Тихо.)
Ведь доведёт меня – я нервы все потрачу!
Ведь в первый день довёл меня!
Ну, ничего, он у меня попляшет,
И попадёт он в пламя – из огня.
Явление Пятое
Те же и Зауч.
Зауч
(Входит.)
Вас, Пётр Петрович, требую к себе я,
Пройдёмте в кабинет, есть у меня для вас
Задание, анкета и приказ;
Директор возвращается! Скорее,
Пройдёмте.
Пётр Петрович
Да-с, конечно, да-с.
(Уходят.)
Явление Шестое
Один Чацкий, потом Наташа.
Чацкий
Как быстро он бежал, когда его позвали,
Видать, действительно был рад
От разговора неприятного сбежать,
В котором уши-то наружу выступали.
И где же мне искать хотя б кого-нибудь,
Кто б понял разницу меж поколений,
Кто мог бы избежать пустых волнений,
И объективно на наш век взглянуть?
Сейчас ведь время перелома –
Великий век, хоть не блестит.
Сумбурный век, хоть без содома,
Сердца горячие манит.
Нет, не могу сказать, что здесь другие
Грешки, чем в остальной России.
Хоть не могу исправить свет,
Скотства терпеть мне мочи нет.
Наташа
Но всё же, где, однако, лучше?
Чацкий
Не на земле – так в райских кущах.
Я много мест уже видал –
И в загранице уж бывал,
Вернувшися потом в столицу,
Решил проклясть я заграницу.
Там так не ценят ничего,
Как образцовое скотство.
Нигде не властен идеал,
Где я когда-либо бывал.
Наташа
Не видит ничего… Ну Саша!
Ужель не помнишь? Я – Наташа!
В Москве учились вместе мы!..
Чацкий
И лучшие из всех умы,
И самые сердца лихие
Все ныне не такие,
Как раньше были – все слабы
Истощены иль от борьбы
Или ж от недостатка.
Наташа
(Подходит со спины и закрывает ему глаза)
Давай сыграем в прятки.
Чацкий
Ай!
Боже мой! Небесный свет!
Болтун я, ну а слов-то нет!
Наташа, свет в моём окне!
Ах! Это, право, как во сне.
И средь Парижа улиц узких
И у седых брегов Невы
Наташа, всё со мною вы.
Бывало так, что солнце в ночь
Попытки сна прогонит прочь
А я по улицам брожу
Всё в мыслях, горестных мечтаньях,
Я погружен в важнейших тайнах,
Но вас важней не нахожу.
(Обнимаются.)
Наташа
Зачем вот только ты разводишь
Все эти вирши – вы да вы,
А в чём же тут вина Москвы,
Что из эпохи ты выводишь?
В чём заграница виновата?
Все знают – лучше там, чем здесь,
Зачем на всех гоненье весть?
Есть поумней тебя ребята.
Но мне не важно, кем ты стал,
Ты Саша, ты мой идеал.
А до ума – так много троек
Имел всегда ты, аттестат
Твой хуже был иных ребят,
Хотя средь них ты слыл героем.
Чацкий
И ты туда же, в тот же путь…
И чем чужие мнения так святы?
Наташа
Ты лучше, Саша, уж мораль свою забудь –
Есть поумней тебя ребята.
Чацкий
И кто ж тот умник, я хочу узнать,
Которого ты мне второй уж раз примером ставишь.
Наташа
Лев Александрыч Говорун, так звать.
О нём, что ль, больше рассказать прикажешь?
Говорун выходит на сцену, стоит в стороне.
Хоть не положено мальчишек знать
Мне, его имя-то ты пальцем не размажешь.
Он знает, что когда, и говорит он так,
Что не поверить ему просто невозможно.
Чацкий
Да тот, кто верит – сущий же простак,
Коли не видит, коль сужденье ложно.
Наташа
Не перебивай!
Он по оценкам лучше многих в классе,
Хотя домашнего он не сдавал ни разу,
Всё списывал. Он не лентяй,
Он знает в жизни главную науку:
«Когда польстить, когда раздуться, знай!»
Все его любят, друг мой, вот какая штука.
Говорун убегает.
Ты много изменился, но и я
Такой же глупой, как была, уж не осталась.
Хоть не положенно судить мне, но моя
Позиция твоей получше оказалась.
Что ты за глупость, право, затвердил?
Всё против взрослых или правых?
Ты, Саша, лишь себе тем самым навредил,
Что ж, никогда ты не силён был мыслить здраво.
Чацкий
Я думал рада мне ты… Что же я,
Вернувшись после трёх лет, вижу?
То подражание противу естества,
И гордого незнанья жижу.
Наташа
Не человек, змея!
Вот всё ты оскорбляешь, обижаешь!
Ну, всё, тебя бросаю я.
Живи с моралию своей – как знаешь!
(Убегает.)
Конец первого действия.

Действие Второе
Педсовет. Родители Чацкого, Пётр Петрович, Зауч, Чацкий, учителя.
Александр Петрович
Хотел бы я узнать, за что
Вы вызвали, Татьяна Юрьевна, нас в школу.
Мария Сергевна
Чего мудрить! Опять за то,
Что Саша всех вокруг себя томит неволей
Стать лучше, чем им надо, чтобы жить
Прилично в матерьяльном плане.
Пётр Петрович
Ну, нет уж! Нет! Пока я жив,
С него, я говорю вам, станет!
(Про себя.)
Родители такие же, как сын –
Хотелось бы, чтоб на таких господ,
Нашёлся кто-нибудь, кто б им завесил рот.
Зауч
Я вижу, знаете и так вы, господин.
Александр Петрович
Да, знаю. Нам мытарства многи,
От Сашиной морали – строги
Его критерии, за кои он в борьбе,
Заметьте, впрочем, он их ставит и себе.
Зауменко
Себе! Вы, сударь, честно, врёте?
За успеваемость его, скажите, кто в рассчёте?
Он и ударником-то сроду не был,
Пора бы уже на землю – с неба.
Чацкий
Что ж, здесь ещё есть неувязка,
А просто разрешается она,
Кипящему уму, что к знаньям пышет страстью
Кнута и пряника уловка не нужна.
Смотрицкий скажет – может образован
Я лучше многих, а не так подкован,
Чтоб, как за пряником, за похвалой бежать.
Все оборачиваются к Смотрицкому.
Смотрицкий
П-потерян я, не знаю, что сказать…
В н-науках Чацкий, да, действительно неплох…
Зауч
У нас тут педовет, а не психолог,
Вы, Чацкий, никакой не демагог,
А просто троешник и олух.
Александр Петрович
Я тоже Чацкий здесь, и должен вам сказать,
Такие вещи слушать не по нраву
Мне, а теперь прошу вас доказать,
Что сын нарушил чьё-нибудь да право.
Зауч
Вам диспут разводить не нужно тут.
Лишь приструните вашего вы сына.
Хотя, коль взрослые такую жизнь ведут
То-то у них и сын – мужчина!
Великий человек – Белинский, Пушкин, Фет,
Или из Данта гений адский.
Нет, Чацкий, не они ты, нет.
Ты просто, помни, просто…
Чацкий
Чацкий.
Как Чацкий, бросил я чины и свет,
Соблазнов много было – все я свёл на нет,
И лишь одно мне важно – благо государства,
В котором я живу, терпя от всех мытарства,
И истина в сияющем раю.
Да, больше всех я истину люблю.
Коль я соврал хоть словом в разговоре,
Кричать вам было б след пожар! Аврал!
Но честен я всегда, как на притворе,
Петру Петровичу ни словом не соврал.
Ипокрит
Романтик! Ипокрит! Тинеджер!
Пропагандист и неформал!
Зауч
Мы тратим время, близко вечер.
Надеюсь, Чацкий всё сказал.
Мария Сергеевна
Теперь скажите вы. Что вы сказать хотели?
Зауч
Ваш сын, такой негодник, с мысли сбил.
(Про себя.)
Все мысли носятся метелью.
(Вслух.)
Ваш сын его вот оскорбил.
Пётр Петрович
Меня зовут Петром Петровичем, знакомьтесь,
Почтенный человек, не жалуюсь, живу,
Хоть часто я мне случалось экономить,
Я горд, что мудрецом на много школ слыву.
Трудно великой миссии служенье.
Надеюсь я на ваше сожаленье.
Меня мой сын при всех назвал невежей!
Александр Петрович
Гмм. Не знаю, что сказать вам.
Не думайте, что я невежлив…
Не можете ли рассказать нам,
Чем именно мой сын вас попрекал?
Пётр Петрович
(Про себя.)
Труба делов.
(Вслух.)
Зачем, коль он нахал?
Зачем вам знать за что – прошу вас, отучите,
Не то последуют без замедленья меры.
Вам кажется, я рядовой учитель,
А я директору пожалуюсь, к примеру.
И волей официального письма
Получит сын ваш горе от ума.
Пауза.
Явление Второе
Те же и Борис Николаевич. Учителя встречают его недовольным шепотом.
Борис Николаевич
Приветствую вас всех, из Питера проездом,
Ещё горит румянец на щеках,
Сюда я прибежал, и лишь раздевшись
Уж прибежал на гром и швах.
Чтобы зазря не напрягать мне ум,
Скажите, для кого тут шум?
Кого тут судят, кто виновный?
Татьяна Юрьевна – судья,
Если позволите, судьёй побуду я.
Не жалко вам?
Зауч
(с недовольным выражением лица.)

Конечно-безусловно.
Пётр Петрович
Наш «подсудимый» - этот грубый тип.
Учителей учить он вздумал! Вот бы он охрип!
Ипокирит
Смутьян! За правду воин штатский!
Борис Николаевич
Как по фамилии?
Зауменко
Он Чацкий.
Борис Николаевич
Приятно познакомиться, мой друг,
Что ж, дашь мне перечень своих заслуг.
По имени как? Саша? А фамилия такая,
Сказать по правде, непростая.
Татьяна Юрьевна сама
Готовит, вишь, и горе от ума.
Чацкий
Вины своей я в этом деле не признáю.
Вот чем я всех так сильно раздражаю.
А что за дело? На одном уроке
Сцепились крепко мы. Сойтися покороче
С Петром Петровичем я с оных пор желал -
Свои он взгляды на уроках всем в пример нам ставил,
А он кричать: «Грабёж! Пожар! Нахал!
Устои рушу, мол, не знаю правил
Приличия!» - А что сейчас в цене?
Прилично что? Всё сделать,
Чтоб дальше никогда ничто не делать,
Играть сочувственного, говорил он мне,
К общественному, пыль с ним, делу!
И для чего, скажите мне, где цель?
Вам хоть пред бывшими до вас должно быть стыдно,
Что были всем, что говорю теперь,
Где их труды теперь? Вот, что обидно.
Ипокрит
Стыдит!!! Ах, мелкий двоешник, подлец!
Чацкий
Когда же этому всему придёт конец,
Когда средь всех вас, подтянув штаны,
Господствуют одни Говоруны!
Зауч
Нет, это мы терпеть не будем больше!
Не признаёт властей, больной, иль идиот!!
Борис Николаевич
Татьяна Юрьевна, вам надо быть попроще.
Зауч
Попроще!?..
Борис Николаевич
Дайти мне его, пусть он со мной пройдёт.
С тобой поговорить давно желал я, Саша,
Хоть и не знал тебя, пойдём теперь со мной,
В мой кабинет, не нужно дальше
Длить этот глупый и неравный бой.
Чацкий и Борис Николаевич уходят.
Явление Третье
Зауч
Ах, бедный Чацкий, я такой судьбы,
Не пожелала бы ему, и вам я сообщаю,
Всё то, что говорил насчёт борьбы,
Ваш сын, ему теперь вручают.
Директор наш ужасно нравом крут.
За всем он смотрит, всех неволит,
Недавно взял он школу, вот и тут
Уж столько педагогов уж уволил!
Мне говорили, он не очень-то сердит,
Когда ко всем чертям убраться говорит,
Что говорит, всё ровным тоном,
Да лишь к морали очень склонным!
Все размудрели, говорю я вам,
Всё верою в людей незнаемо откуда,
И даже сын ваш уж не по летам
С тем превратился уж в изрядного зануду.
Мария Сергеевна
Позвольте вставить слово! Мы,
Работали, должно быть, всё напрасно,
Что сыну нашему привили эту мысль,
Что благо собственное не настолько важно.
Зауменко
Ишь!..
Зауч
Знать, вы плохо смотрите за ним,
Что нахватался он идеек праздных.
От либералов, аль мошенников иных,
Их враки завсегда для молодых заразны.
Коль он других ценил бы, грубый враль,
Он не читал бы взрослым-то мораль.
А так, он эгоист, иль что-то.
Мы, взрослые, всё стерпим, всё снесём,
А коль нашкодит, старших позовём,
Так старшие, однако же, не всё-то!
Как выйдет в жизнь, кто будет отвечать,
Когда от идеалов грубой силой,
Другие взрослые примутся отучать,
Ребёнка вашего? Да, случай очень милый.
Не все согласны тех терпеть,
Кто на себя не хочет посмотреть.
И, более того, никто и не обязан.
Голос Бориса Николаевича
И всё-таки, процесс учебный связан
С субординацией, и так же и везде.
Голос Чацкого
Логично. Что ж, однако, делать,
С скотством и пошлостью, что держат век в узде
И ставят творчество, развитие в пределы?
Мне объясните это, почему,
Я должен ставить крестик своему уму?
Голос Бориса Николаевича
Ну, почему, мой друг? Не должен ты, не должен!
Но, как бы объяснить, мир наш настолько сложен…
Голоса затихают. Все учителя застывают на некоторое время в полном шоке.
Зауч
Он изувер! Ведь спелись же! Вот шутка!
Куда мир катится, куда идём мы все?!..
Пришёл на нашу голову! Минутку…
А у меня ведь дел, я белка в колесе,
Ещё одно собранье и постановленье…
Уходит.
Учителя начинают общаться в пол-голоса.
Ипокрит
Я не могу терпеть уж напряженья!
Директор самозванец! Генерал!
Зауменко
Недавно он собранье собирал,
И зачитал он нам из некой толстой книги
Какие-то учёные сужденья,
Как будто он не знает сам, как мы бы
Достойны были сожаленья, сожаленья!
Ещё он требований нам добавил,
Как будто нам и старых не хватает,
О пропаганде что-то святых правил,
Приличия… но что ж, пусть ставит.
Не наше дело высшего судить,
Нам надо взять, да применить.
Придумаем, чтоб под отчёт пришлось.
Что ж, раньше нам вольготнее жилось.
Учителя начинают охать.
Пётр Петрович
(Ударяет кулаком по столу.)
Ох, братцы, сёстры по призванью, слыште,
Что Зауменко говорит, то правда.
Я знал Говоруна не понаслышке,
Ему за знания достойная награда.
Он знает жизнь, уроки же вторичны,
Я очень горд, что я его успеху научил,
Хоть негодяем сущим Чацкий был,
А ведь заметил, Лёва – человек отличный.
Успешен будет он, тот правильно предрёк,
Его бы самого при том предостерёг
Я сам.
Ипокрит
Он страха не имеет!
Пётр Петрович
Да, смел в семь пуд. То в нём всему довлеет.
Учителя, кроме Смотрицкого, уходят.
Смотрицкий
(К родителям Чацкого)
Т-так и живём, друзья мои драгие.
То ведь не только в школе, а в России.
Я от режима, помню, сам страдал,
Я слишком добр, и оченно желал
До этих пор, я извиняюсь, злости,
Когда стою пред классом на помосте,
Я чувствую – призвание моё!
Себя забудешь! Я любил её,
Отчаянно любил свою работу,
Да от любви ли – т-там застряло что-то,
И, сколь себя я помнил, всё с начальством склоки
Имел я, всё о т-том, как мне вести уроки.
Я столько выдумал в минуты вдохновенья
Методик разных, все поползновенья,
Я извиняюсь, т-темы изменить,
Все пресекались! Т-так и надо жить,
Я думал, всё равно на свете есть сильнее,
Так лучше спрятаться в т-траву и быть слабее,
Чем кто-нибудь, чтоб зависть не могли,
Распространить по кончикам Земли,
А всё равно, я был одним из лучших
Учителей, что в этой школе учат.
Оценки у моих детей
Всегда держались т-твёрже и крупней,
Чем у других, что в этом зале,
О сыне вашем мнение сказали.
Хоть стыдно мне признать, но в вашей силе,
Семейной что-то есть. Меня вы вдохновили.
Позвольте руку. Как вас?
Жмут руки.
Александр Петрович
Александр.
Мария, познакомьтесь, Чацкая Сергевна.
Что стало с нашим сыном, я уж сам не рад.
Уж наша-то судьба ли не плачевна?
Уходят.
Занавес падает.
Смотрицкий и родители Чацкого выходят на авансцену.
Смотрицкий
Вы знаете, я всё смотрю
В глаза учеников, и, верно говорю,
Мне кажется, что часть призванья
К истории, что страсть моя и боль,
У них в глазах блестит. Нет, сколь
Продержат вас Говоруны в страданье,
Вы вашего сынишки дарованье
Цените и молитесь на него!
Дай бог, он сохранит его!
К ним выбегает Чацкий, уходят вместе.
Конец.


Фото к посту 82329 номер 4282
Гость-1051064
Гость-1051064
Читатель
Рег.: 13/11/2023 15:49:05

Чацкий нашего времени Комедия в стихах Действующие лица: Александр Александрович Чацкий – новый ученик в 10-м А. Наташа – ученица 10-го Б. Лев Николаевич Говорун – ученик 10-го Б. Марья Сергевна, Александр Петрович – родители Чацкого. Оля – подруга Наташи. Учится в 10-м Б. Пётр Петрович, Зауменко, Ипокрит, Смотрицкий – учителя. Татьяна Юрьевна Зауч – зам. директора, завуч. Борис Николаевич – директор школы. В отъезде. Действие Первое Выход Первый Коридор школы. Оля и Наташа. Оля Ты новость слышала? В десятом А Недавно новый мальчик появился. В Москве он был, и в Питере учился, В престижных школах местных, да. Наташа Меня, как будто, Оля, ты не знаешь. Уверена, прекрасно ж понимаешь, Что вещи мне такие не нужны ничуть. Оля Но всё ж, он парень из столицы! Тоскует сердце из провинции девицы. Я лишь хочу одним глазком взглянуть! Подумай! Из престижных школ манеры, Он вывел – будет всем примером, Должно быть. Наташа Ну а что до школ, Так отчего он к нам-то перешёл? Не береди мне сердце восхваленьем Пустым, и тщетным восхищеньем. По мне – будь он сам Аполлон, Но вся любовь есть глупый сон. Оля Наташ, не строй уж недотрогу Он так же из Москвы, как ты. Пускаюсь раз уж я мечты, И ты не будь хоть раз так строга. Наташа Не вижу всё же я, чего же ты пристала, К мальчишке этому? Оля И кстати, я узнала, Представь себе, из Чацких он четы Из «Горя от ума», представить можешь ты? Наташа? Что с тобой? Ты бледна. Наташа Со мною всё в порядке, Оль. Лишь голова немного кружится с обеда. Да. Я в медпункт пойду, позволь. Выход второй Те же и Говорун. Говорун (входит) Давайте, девочки, я угану за раз О чём сейчас был разговор у вас. Точней, о ком. Наташа (недовольно) Ну и о ком? Говорун О Чацком. Как будто бы на нём сошёлся клином мир, По всем углам все шепчутся о новеньком дурацком В десятом А. Что за глупейший цирк? Что-то такое он наделал, что ли, Что все болтают только про него? Как только появился Чацкий в школе, Так все девчонки, знаете – того. Не понимаю их, на что им сдался Саша, Когда средь вас есть я. Да, Оля? Да, Наташа? Наташа Ничуть. Говорун Наташа, что с тобой? Какая грусть скривила ротик твой? Наташа Лишь голова болит. Твоё какое дело? Кто разрешал тебе совать свой нос в мои дела? Говорун В медпункт сходи и справку сделай, Чтоб медик наш домой тебя послал. Я провожу тебя. Наташа Отстань. Говорун Твоя потеря. Чего сидишь на переменах, как тетеря, Уроки учишь, правила зубришь, Гулять не ходишь, дома всё торчишь, Когда вокруг жизнь и любовь кипят? Наташа По мне так это просто детский сад, А не любовь. Ты знаешь, что мне будет, Коль, не дай Бог, за четверть тройка будет? Говорун Эх, ты, с тобой поговоришь! Как ни подкатишься, ты всё одно твердишь. Бери в пример свою подружку Олю. Ну, Оля, погуляем, что ли? (Уходят.) Явление Третье Одна Наташа. Наташа Ах, Чацкий! Александр Чацкий! Услышав только, знала я, что это он, Тот самый Александр Чацкий, Что был в Москве в меня влюблён! Родители его, однако, снялись с места – Они одни из счастье ловящих людей. А в детстве звали нас «жених – невеста», О, сколько разных мы придумали затей! Теперь он тоже здесь. Тревога сердце гложет… Не он ли там идёт? Нет, быть того не может. Нет, рано думать мне о «быть или не быть» Важнее географию учить. (Уходит.) Явление Четвёртое Входят Чацкий и Пётр Петрович Чацкий Я вижу, вы такой же, как и все здесь, Как в сотнях тысяч школ до вас. Пётр Петрович Какая же, однако, дерзость! Не вам, ученикам, учить работе нас. Чацкий Не нам? Ну, а кому ж? В наш век, коль не учиться В кювете жизни можно очутиться, Когда придут проверить вас. Пётр Петрович Ах ты ж..! Ты знаешь хоть, как обстоит учёба, Как много на инструктажи я трачу дней? Чацкий Прекрасно знаю я, но не похоже, чтобы Какую-нибудь пользу вы имели в ней. Пётр Петрович Да, пользы никакой – но есть ещё отчётность, Квалификацию проверят, не меня. Чацкий Хоть к бюрократии чутьё ваше почётно, Но если не горит в глазах огня, Но если жизнь – как жизнь у механизма, Служаки, раболепствия полна, То зря всегда потрачена она, И вред лишь только всем от этой жизни. Пётр Петрович Легко тебе учить, кто старше и мудрее Ты просвещённей нас считаешь, знать, себя. Чацкий Я всё же старше вас, и выше поколеньем, Я действую, лишь истину любя. Пётр Петрович Ишь, ишь, вы нынешние, посмотреть не хочешь? Мы в время оное бывали-то попроще, Не разводили никогда мы прений Об истине и смене поколений. Не раззевали ртов на идеалы – Всё это лишь слова, в них пользы мало. Мы, помнится, лишь чтили все подряд Чиновничий могучий аппарат. Здесь истины, стихи и идеалы, Считали и распределяли, На вес удельный. Чацкий То-то я и вижу, Привычку, что осталась в вас досель: «Лишь тот, кто всем отчётам угождает, Души тот недостаток побеждает» - А в том и вашей жизни цель. Пётр Петрович (Тихо.) Ведь доведёт меня – я нервы все потрачу! Ведь в первый день довёл меня! Ну, ничего, он у меня попляшет, И попадёт он в пламя – из огня. Явление Пятое Те же и Зауч. Зауч (Входит.) Вас, Пётр Петрович, требую к себе я, Пройдёмте в кабинет, есть у меня для вас Задание, анкета и приказ; Директор возвращается! Скорее, Пройдёмте. Пётр Петрович Да-с, конечно, да-с. (Уходят.) Явление Шестое Один Чацкий, потом Наташа. Чацкий Как быстро он бежал, когда его позвали, Видать, действительно был рад От разговора неприятного сбежать, В котором уши-то наружу выступали. И где же мне искать хотя б кого-нибудь, Кто б понял разницу меж поколений, Кто мог бы избежать пустых волнений, И объективно на наш век взглянуть? Сейчас ведь время перелома – Великий век, хоть не блестит. Сумбурный век, хоть без содома, Сердца горячие манит. Нет, не могу сказать, что здесь другие Грешки, чем в остальной России. Хоть не могу исправить свет, Скотства терпеть мне мочи нет. Наташа Но всё же, где, однако, лучше? Чацкий Не на земле – так в райских кущах. Я много мест уже видал – И в загранице уж бывал, Вернувшися потом в столицу, Решил проклясть я заграницу. Там так не ценят ничего, Как образцовое скотство. Нигде не властен идеал, Где я когда-либо бывал. Наташа Не видит ничего… Ну Саша! Ужель не помнишь? Я – Наташа! В Москве учились вместе мы!.. Чацкий И лучшие из всех умы, И самые сердца лихие Все ныне не такие, Как раньше были – все слабы Истощены иль от борьбы Или ж от недостатка. Наташа (Подходит со спины и закрывает ему глаза) Давай сыграем в прятки. Чацкий Ай! Боже мой! Небесный свет! Болтун я, ну а слов-то нет! Наташа, свет в моём окне! Ах! Это, право, как во сне. И средь Парижа улиц узких И у седых брегов Невы Наташа, всё со мною вы. Бывало так, что солнце в ночь Попытки сна прогонит прочь А я по улицам брожу Всё в мыслях, горестных мечтаньях, Я погружен в важнейших тайнах, Но вас важней не нахожу. (Обнимаются.) Наташа Зачем вот только ты разводишь Все эти вирши – вы да вы, А в чём же тут вина Москвы, Что из эпохи ты выводишь? В чём заграница виновата? Все знают – лучше там, чем здесь, Зачем на всех гоненье весть? Есть поумней тебя ребята. Но мне не важно, кем ты стал, Ты Саша, ты мой идеал. А до ума – так много троек Имел всегда ты, аттестат Твой хуже был иных ребят, Хотя средь них ты слыл героем. Чацкий И ты туда же, в тот же путь… И чем чужие мнения так святы? Наташа Ты лучше, Саша, уж мораль свою забудь – Есть поумней тебя ребята. Чацкий И кто ж тот умник, я хочу узнать, Которого ты мне второй уж раз примером ставишь. Наташа Лев Александрыч Говорун, так звать. О нём, что ль, больше рассказать прикажешь? Говорун выходит на сцену, стоит в стороне. Хоть не положено мальчишек знать Мне, его имя-то ты пальцем не размажешь. Он знает, что когда, и говорит он так, Что не поверить ему просто невозможно. Чацкий Да тот, кто верит – сущий же простак, Коли не видит, коль сужденье ложно. Наташа Не перебивай! Он по оценкам лучше многих в классе, Хотя домашнего он не сдавал ни разу, Всё списывал. Он не лентяй, Он знает в жизни главную науку: «Когда польстить, когда раздуться, знай!» Все его любят, друг мой, вот какая штука. Говорун убегает. Ты много изменился, но и я Такой же глупой, как была, уж не осталась. Хоть не положенно судить мне, но моя Позиция твоей получше оказалась. Что ты за глупость, право, затвердил? Всё против взрослых или правых? Ты, Саша, лишь себе тем самым навредил, Что ж, никогда ты не силён был мыслить здраво. Чацкий Я думал рада мне ты… Что же я, Вернувшись после трёх лет, вижу? То подражание противу естества, И гордого незнанья жижу. Наташа Не человек, змея! Вот всё ты оскорбляешь, обижаешь! Ну, всё, тебя бросаю я. Живи с моралию своей – как знаешь! (Убегает.) Конец первого действия. Действие Второе Педсовет. Родители Чацкого, Пётр Петрович, Зауч, Чацкий, учителя. Александр Петрович Хотел бы я узнать, за что Вы вызвали, Татьяна Юрьевна, нас в школу. Мария Сергевна Чего мудрить! Опять за то, Что Саша всех вокруг себя томит неволей Стать лучше, чем им надо, чтобы жить Прилично в матерьяльном плане. Пётр Петрович Ну, нет уж! Нет! Пока я жив, С него, я говорю вам, станет! (Про себя.) Родители такие же, как сын – Хотелось бы, чтоб на таких господ, Нашёлся кто-нибудь, кто б им завесил рот. Зауч Я вижу, знаете и так вы, господин. Александр Петрович Да, знаю. Нам мытарства многи, От Сашиной морали – строги Его критерии, за кои он в борьбе, Заметьте, впрочем, он их ставит и себе. Зауменко Себе! Вы, сударь, честно, врёте? За успеваемость его, скажите, кто в рассчёте? Он и ударником-то сроду не был, Пора бы уже на землю – с неба. Чацкий Что ж, здесь ещё есть неувязка, А просто разрешается она, Кипящему уму, что к знаньям пышет страстью Кнута и пряника уловка не нужна. Смотрицкий скажет – может образован Я лучше многих, а не так подкован, Чтоб, как за пряником, за похвалой бежать. Все оборачиваются к Смотрицкому. Смотрицкий П-потерян я, не знаю, что сказать… В н-науках Чацкий, да, действительно неплох… Зауч У нас тут педовет, а не психолог, Вы, Чацкий, никакой не демагог, А просто троешник и олух. Александр Петрович Я тоже Чацкий здесь, и должен вам сказать, Такие вещи слушать не по нраву Мне, а теперь прошу вас доказать, Что сын нарушил чьё-нибудь да право. Зауч Вам диспут разводить не нужно тут. Лишь приструните вашего вы сына. Хотя, коль взрослые такую жизнь ведут То-то у них и сын – мужчина! Великий человек – Белинский, Пушкин, Фет, Или из Данта гений адский. Нет, Чацкий, не они ты, нет. Ты просто, помни, просто… Чацкий Чацкий. Как Чацкий, бросил я чины и свет, Соблазнов много было – все я свёл на нет, И лишь одно мне важно – благо государства, В котором я живу, терпя от всех мытарства, И истина в сияющем раю. Да, больше всех я истину люблю. Коль я соврал хоть словом в разговоре, Кричать вам было б след пожар! Аврал! Но честен я всегда, как на притворе, Петру Петровичу ни словом не соврал. Ипокрит Романтик! Ипокрит! Тинеджер! Пропагандист и неформал! Зауч Мы тратим время, близко вечер. Надеюсь, Чацкий всё сказал. Мария Сергеевна Теперь скажите вы. Что вы сказать хотели? Зауч Ваш сын, такой негодник, с мысли сбил. (Про себя.) Все мысли носятся метелью. (Вслух.) Ваш сын его вот оскорбил. Пётр Петрович Меня зовут Петром Петровичем, знакомьтесь, Почтенный человек, не жалуюсь, живу, Хоть часто я мне случалось экономить, Я горд, что мудрецом на много школ слыву. Трудно великой миссии служенье. Надеюсь я на ваше сожаленье. Меня мой сын при всех назвал невежей! Александр Петрович Гмм. Не знаю, что сказать вам. Не думайте, что я невежлив… Не можете ли рассказать нам, Чем именно мой сын вас попрекал? Пётр Петрович (Про себя.) Труба делов. (Вслух.) Зачем, коль он нахал? Зачем вам знать за что – прошу вас, отучите, Не то последуют без замедленья меры. Вам кажется, я рядовой учитель, А я директору пожалуюсь, к примеру. И волей официального письма Получит сын ваш горе от ума. Пауза. Явление Второе Те же и Борис Николаевич. Учителя встречают его недовольным шепотом. Борис Николаевич Приветствую вас всех, из Питера проездом, Ещё горит румянец на щеках, Сюда я прибежал, и лишь раздевшись Уж прибежал на гром и швах. Чтобы зазря не напрягать мне ум, Скажите, для кого тут шум? Кого тут судят, кто виновный? Татьяна Юрьевна – судья, Если позволите, судьёй побуду я. Не жалко вам? Зауч (с недовольным выражением лица.) Конечно-безусловно. Пётр Петрович Наш «подсудимый» - этот грубый тип. Учителей учить он вздумал! Вот бы он охрип! Ипокирит Смутьян! За правду воин штатский! Борис Николаевич Как по фамилии? Зауменко Он Чацкий. Борис Николаевич Приятно познакомиться, мой друг, Что ж, дашь мне перечень своих заслуг. По имени как? Саша? А фамилия такая, Сказать по правде, непростая. Татьяна Юрьевна сама Готовит, вишь, и горе от ума. Чацкий Вины своей я в этом деле не признáю. Вот чем я всех так сильно раздражаю. А что за дело? На одном уроке Сцепились крепко мы. Сойтися покороче С Петром Петровичем я с оных пор желал - Свои он взгляды на уроках всем в пример нам ставил, А он кричать: «Грабёж! Пожар! Нахал! Устои рушу, мол, не знаю правил Приличия!» - А что сейчас в цене? Прилично что? Всё сделать, Чтоб дальше никогда ничто не делать, Играть сочувственного, говорил он мне, К общественному, пыль с ним, делу! И для чего, скажите мне, где цель? Вам хоть пред бывшими до вас должно быть стыдно, Что были всем, что говорю теперь, Где их труды теперь? Вот, что обидно. Ипокрит Стыдит!!! Ах, мелкий двоешник, подлец! Чацкий Когда же этому всему придёт конец, Когда средь всех вас, подтянув штаны, Господствуют одни Говоруны! Зауч Нет, это мы терпеть не будем больше! Не признаёт властей, больной, иль идиот!! Борис Николаевич Татьяна Юрьевна, вам надо быть попроще. Зауч Попроще!?.. Борис Николаевич Дайти мне его, пусть он со мной пройдёт. С тобой поговорить давно желал я, Саша, Хоть и не знал тебя, пойдём теперь со мной, В мой кабинет, не нужно дальше Длить этот глупый и неравный бой. Чацкий и Борис Николаевич уходят. Явление Третье Зауч Ах, бедный Чацкий, я такой судьбы, Не пожелала бы ему, и вам я сообщаю, Всё то, что говорил насчёт борьбы, Ваш сын, ему теперь вручают. Директор наш ужасно нравом крут. За всем он смотрит, всех неволит, Недавно взял он школу, вот и тут Уж столько педагогов уж уволил! Мне говорили, он не очень-то сердит, Когда ко всем чертям убраться говорит, Что говорит, всё ровным тоном, Да лишь к морали очень склонным! Все размудрели, говорю я вам, Всё верою в людей незнаемо откуда, И даже сын ваш уж не по летам С тем превратился уж в изрядного зануду. Мария Сергеевна Позвольте вставить слово! Мы, Работали, должно быть, всё напрасно, Что сыну нашему привили эту мысль, Что благо собственное не настолько важно. Зауменко Ишь!.. Зауч Знать, вы плохо смотрите за ним, Что нахватался он идеек праздных. От либералов, аль мошенников иных, Их враки завсегда для молодых заразны. Коль он других ценил бы, грубый враль, Он не читал бы взрослым-то мораль. А так, он эгоист, иль что-то. Мы, взрослые, всё стерпим, всё снесём, А коль нашкодит, старших позовём, Так старшие, однако же, не всё-то! Как выйдет в жизнь, кто будет отвечать, Когда от идеалов грубой силой, Другие взрослые примутся отучать, Ребёнка вашего? Да, случай очень милый. Не все согласны тех терпеть, Кто на себя не хочет посмотреть. И, более того, никто и не обязан. Голос Бориса Николаевича И всё-таки, процесс учебный связан С субординацией, и так же и везде. Голос Чацкого Логично. Что ж, однако, делать, С скотством и пошлостью, что держат век в узде И ставят творчество, развитие в пределы? Мне объясните это, почему, Я должен ставить крестик своему уму? Голос Бориса Николаевича Ну, почему, мой друг? Не должен ты, не должен! Но, как бы объяснить, мир наш настолько сложен… Голоса затихают. Все учителя застывают на некоторое время в полном шоке. Зауч Он изувер! Ведь спелись же! Вот шутка! Куда мир катится, куда идём мы все?!.. Пришёл на нашу голову! Минутку… А у меня ведь дел, я белка в колесе, Ещё одно собранье и постановленье… Уходит. Учителя начинают общаться в пол-голоса. Ипокрит Я не могу терпеть уж напряженья! Директор самозванец! Генерал! Зауменко Недавно он собранье собирал, И зачитал он нам из некой толстой книги Какие-то учёные сужденья, Как будто он не знает сам, как мы бы Достойны были сожаленья, сожаленья! Ещё он требований нам добавил, Как будто нам и старых не хватает, О пропаганде что-то святых правил, Приличия… но что ж, пусть ставит. Не наше дело высшего судить, Нам надо взять, да применить. Придумаем, чтоб под отчёт пришлось. Что ж, раньше нам вольготнее жилось. Учителя начинают охать. Пётр Петрович (Ударяет кулаком по столу.) Ох, братцы, сёстры по призванью, слыште, Что Зауменко говорит, то правда. Я знал Говоруна не понаслышке, Ему за знания достойная награда. Он знает жизнь, уроки же вторичны, Я очень горд, что я его успеху научил, Хоть негодяем сущим Чацкий был, А ведь заметил, Лёва – человек отличный. Успешен будет он, тот правильно предрёк, Его бы самого при том предостерёг Я сам. Ипокрит Он страха не имеет! Пётр Петрович Да, смел в семь пуд. То в нём всему довлеет. Учителя, кроме Смотрицкого, уходят. Смотрицкий (К родителям Чацкого) Т-так и живём, друзья мои драгие. То ведь не только в школе, а в России. Я от режима, помню, сам страдал, Я слишком добр, и оченно желал До этих пор, я извиняюсь, злости, Когда стою пред классом на помосте, Я чувствую – призвание моё! Себя забудешь! Я любил её, Отчаянно любил свою работу, Да от любви ли – т-там застряло что-то, И, сколь себя я помнил, всё с начальством склоки Имел я, всё о т-том, как мне вести уроки. Я столько выдумал в минуты вдохновенья Методик разных, все поползновенья, Я извиняюсь, т-темы изменить, Все пресекались! Т-так и надо жить, Я думал, всё равно на свете есть сильнее, Так лучше спрятаться в т-траву и быть слабее, Чем кто-нибудь, чтоб зависть не могли, Распространить по кончикам Земли, А всё равно, я был одним из лучших Учителей, что в этой школе учат. Оценки у моих детей Всегда держались т-твёрже и крупней, Чем у других, что в этом зале, О сыне вашем мнение сказали. Хоть стыдно мне признать, но в вашей силе, Семейной что-то есть. Меня вы вдохновили. Позвольте руку. Как вас? Жмут руки. Александр Петрович Александр. Мария, познакомьтесь, Чацкая Сергевна. Что стало с нашим сыном, я уж сам не рад. Уж наша-то судьба ли не плачевна? Уходят. Занавес падает. Смотрицкий и родители Чацкого выходят на авансцену. Смотрицкий Вы знаете, я всё смотрю В глаза учеников, и, верно говорю, Мне кажется, что часть призванья К истории, что страсть моя и боль, У них в глазах блестит. Нет, сколь Продержат вас Говоруны в страданье, Вы вашего сынишки дарованье Цените и молитесь на него! Дай бог, он сохранит его! К ним выбегает Чацкий, уходят вместе. Конец. Фото к посту 82329 номер 4282

Очень понравилось!


Для публикации новых тем и ответов в темах вам нужно войти на сайт.

Станьте автором, чтобы заработать c нами

Вы творческий человек, Вы любите и хотите делиться с людьми тем, в чем разбираетесь?